Суббота
17.11.2018
08:05
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей
Наш опрос
Как вы провели новый год?
Всего ответов: 13
Друзья сайта
Туризм
  • dar-aktobe.com
  • zere-tour.com
  • dar-aktobe.ucoz.ru
  • Прочее
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Туроператор Зере Тур

    ПАРК НА ВУЛКАНЕ

    Защитники уникального геологического памятника выступили с инициативой создания  в Шалкарском районе Актюбинской области, где сохранились  в первозданном виде остатки  древнего девонского палеоокеана, первого в Казахстане геопарка. Пока же  вулканы, которым более 400 миллионов лет, продолжают уничтожаться заводами, добывающими в этой местности щебень.


    С ША НЕРВНО КУРЯТ В СТОРОНКЕ
    Проблему уничтожения уникальных образований, которым нет аналогов в мире, опытные казахстанские геологи поднимают не один год. Один из них,  Илья ФИШМАН, считает это делом жизни. Эту тему он разрабатывает уже 20 лет. Параллельно многолетние исследования  в этой области ведёт и актюбинский геолог Владимир ЮРИШ. 
    По информации специалистов, часть Мугоджарских гор, которая находится на территории Шалкарского района Актюбинской области, является эталоном уральского палеоокеана, который существовал 370-400 миллионов лет назад. Вулканов такого возраста и такой океанической принадлежности, которые можно наблюдать в первозданном виде на поверхности суши, больше в мире нигде нет. Однако памятник оказался под угрозой уничтожения. Частично разрушен из-за добычи полезных ископаемых (в этих местах идёт активная добыча щебня) древний вулкан Алабас. В 2011 году  в Шалкарском районе  действовали 5 заводов, занимающихся добычей щебня. 
     – Это действительно уникальное природное образование, которое восстановить практически невозможно. На восстановление не хватит и всего бюджета США.  В 2003 году к нам приезжала международная экспедиция с учёными из Москвы и Екатеринбурга. Их возили по этим местам, они просто ахали. И французы были, поражались тому, что видели. А для нас щебёнка оказалась важнее, чем древний вулкан! – возмущаются геологи.
    Выдача контрактов на подобную деятельность не входит в компетенцию районных исполнительных органов. Этим занимаются в областном центре. При этом в управлении природных ресурсов и регулирования природопользования Актюбинской области (органе, который решает вопрос выдачи разрешений на добычу щебня) на запросы журналистов отвечали, что данная территория не входит в список охраняемых объектов республиканского или местного значения. Хотя сами геологи утверждают обратное. 

    У НИХ ОДНА ЩЕБЕНКА НА УМЕ
    В данный момент защитники семейства древних вулканов выступили с инициативой создания в Шалкарском районе геопарка. Это первый такой опыт в Казахстане.  Но инициаторы этой идеи боятся столкнуться с непониманием со стороны чиновников.
    – Мы понимаем, что придётся пройти очень трудный путь. До этого в Казахстане подобного не было. Надо всё согласовывать с чиновниками, убеждать их. Дело в том, что этот парк имеет уникальную научную значимость. Неподготовленный человек может этого просто не понять. Поэтому я предложил провести  в Актобе международную научную конференцию. Это необходимо для того, чтобы все люди, принимающие решения, могли бы послушать выступления специалистов и доказательства того, что в мире подобного нет, – говорит геолог с большим стажем, член-корреспондент академии минеральных ресурсов РК, автор множества  работ по геологии Илья Фишман.

    – А из каких источников будет финансироваться проект?
    – Сейчас  республиканский комитет туризма решает эти вопросы в централизованном порядке. Собираются создать специальную комиссию по геопаркам, которая будет заниматься такими моментами. Хотя можно этот вопрос и отдельно решать в Актюбинской области. 

    – Это действительно первый опыт в республике? И насколько такие парки пользуются спросом?
     – У нас в Казахстане нет ни  одного геопарка.  Нет их и в России. Зато в Китае таких парков больше 150. Имеются они и во многих европейских странах. Вначале, конечно, необходима  поддержка, но потом, после «раскрутки», они становятся самоокупаемыми. Нужно учитывать, что они больше имеют познавательную цель. Пейзажи, животный и растительный  мир в этой местности рядовой. Но зацикливаться только на геологии тоже не стоит.  Как «обрамление» можно использовать этнографию.
     
    – Какая основная проблема, с которой приходится сталкиваться при создании первого геопарка?
     – Основная проблема – это стереотипы. Подключить «управленцев», чтобы они поняли, насколько  это полезно для региона, очень нелегко.  Но ведь геопарк – это создание новых рабочих мест и в целом повышение качества жизни местных жителей. Нужно, чтобы это понимали. Сейчас мы активно ведём поиск единомышленников. В целом по стране  этим занимаемся.  Выпустили альбом по геопаркам.  И постепенно дело сдвигается с мёртвой точки. А ведь мы над этим  работаем уже 20 лет.

    – В этих местах, где находится геологический памятник, идёт активная добыча полезных ископаемых. Насколько реально остановить этот процесс?
    – Это всё надо решать. Пока те люди, которые  разрешили  добычу щебёнки, не хотят знать о ценности уникальных вулканических структур. А ведь, по идее, в этих местах  каждый карьер для добычи щебёнки надо согласовывать с геологами. То, что уничтожили, конечно, уже не восстановишь, но ещё много чего можно спасти.

    ЧТО ПОСЛЕ НЕФТИ?
    Идеей создания геопарка заинтересовалась актюбинская туристическая фирма «Зере-тур». Руководитель этой  компании, которая стала инициатором проекта, считает, что не сохранить этот  уникальный памятник для потомков было бы непростительно. 
    – За счёт геопарков мы можем поднять внутренний туризм. И правы геологи: не надо ориентироваться на vip-персон. Там можно разместить обычные палатки, где можно принимать школьников и студентов, – говорит руководитель турфирмы Ботагоз КРАМБАЕВА. – Участвовать могут и местные жители, организовывая гостевые дома. Туристы, студенты, школьники, специалисты по геологии и археологии – думаю, что геопарк будет очень востребован. И это, поверьте, очень интересно. Просто надо пробуждать  к этому интерес. Объяснять общественности уникальность таких вещей. Нефть рано или поздно закончится. И что мы будем дальше делать? Я не спорю, дороги, для строительства которых используются добываемые полезные ископаемые, нужны, в том числе для того же туризма. Но ведь можно использовать те карьеры, которые не представляют  геологической ценности. Зачем терять такие вещи? При этом обидно за наших геологов. Им по 80 лет, но у них светлые головы. Они уйдут, и вместе с ними  мы потеряем знания о наших богатствах. Этого не должно произойти. Но без поддержки государства не обойтись. 
     Инициаторы проекта рассчитывают, что власти вникнут в проблему и найдут альтернативные варианты для компаний, добывающих в этой местности полезные ископаемые.
     
                                                                                                                                                                                                                                                                          Алиса МАРИНЕЦ,
                                                                                                                                                                                                                                                                          evrika@evrika.kz